• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: небо выше (список заголовков)
21:34 

#41

Я - часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо. (Гёте, "Фауст")
Тот случай, когда никому не хочется рассказывать, что со мной. Хочется всё что угодно. Но не это. Это защитная реакция: за несколько дней я пару раз (по мелочи) наткнулась на человеческое равнодушие, и мой чувствительный (лол) организм решил, что пора перестать ждать ответного гудка. Лучше не говори. Лучше потерпи, чтобы не было несовершенных надежд.
Папа на балконе сказал мне что-то про человеческое участие, свойственное мужчинам. Именно "что-то", потому что, сегодня, кажется, был первый в истории раз, когда я не слушала внимательно никого, включая папу. Не внимала с привычным вожделением разговору с ним. Мы так редко говорим. Особенно - говорим по душам.
Безумие - это прекрасно. Я хочу безумствовать. Весь день в наушниках. Музыка парадоксально влияет на меня.

Скажи мне что-то, что знаем только мы двое.
Я хочу знать, что это ты, там, за дверью, стучишься в неё и хочешь шагнуть внутрь. Я хочу знать, что это ты, там, на проводе, ждешь ответного гудка. Я хочу знать, что это ты, там, по ту сторону онлайна, выкладываешься в бездушные буквы на экране и наполняешь их своей жизнью.
Я хочу безумствовать. Не оставляй меня одну. Голос в моей голове говорит: это возрастное. И я удовлетворенно киваю. Это возрастное, то самое, которое только и ждет, чтобы уйти.
Я хочу безумствовать. Я хочу знать, что по эту сторону я не один.
Я хочу быть ребенком.
Остывший кофе из опрокинутой кружки стекает на ковролин. Лицо освещается светом монитора, мертвенно-синим, как будто это не экран, а полная луна из фильма ужасов. Взгляд с оттенком безумия бегает по монитору и обоям, на которых, прицепленный на булавке, болтается рецепт от врача. Шарик на конце иглы похож на жемчужину, только красную. Пальцы лежат на клавиатуре, как будто бы кисти рук уснули в самом разгаре написания чего-то сверхважного.
Дым ползает по комнате полупрозрачными змеями. Сквозняк тревожит их. Sweet dreams are made of this.
Я проваливаюсь в бесконечную бездну, состоящую из одной лишь пустоты и безобразной тьмы. Из холода. Из снующих сгустков пыли. Я хочу безумствовать.
Голос в голове говорит: кто ты такая, чтобы не согласиться?
Шариковая ручка катится по лакированной поверхности стола и падает вниз с глухим звуком. Взгляд становится рассеянным; я остро ощущаю, как кто-то ласково трется об мои ноги.
На колено капает холодный кофе. Бледная кожа покрывается мурашками. Болезненные красные пятна - привет от аллергии - выглядят, как кровавые брызги. Как гранатовый сок. Лохматые волосы сбились на затылке. Я снимаю руки с клавиатуры, как с фортепиано. Задираю футболку. Невыносимая жара плавит меня изнутри. Я сдавливаю ребра до боли. Я не сплю. Беру с блюдца столовый нож, провожу им по футболке, стирая отпечатки рук, смотрю на свое бледное отражение в лезвии.
Я держу нож во рту, держу губами за лезвие, и думаю: интересно, а можно порезаться, если только слегка провести по острию языком?
И я проверяю свою теорию.
Я смотрю на свое отражение в зеркале, губы ярче, чем обычно. Открываю рот, и на розовую кожу мгновенно стекает алая капелька. Я смотрю злобным взглядом в злобные глаза своего отражения. И плююсь кровью, как в кино плюются после драк. Я растягиваю пасть в улыбке, зубы тоже кажутся розовыми. Ниточки слюны тянутся от верхней губы к нижней. Я не понимаю, как такая мысль могла придти ко мне в голову. Резать себя не больно.
Я не люблю травмы, не люблю ранить себя. Я люблю смотреть на себя, когда я уже ранена.
Значительно больше у меня болит голова. Ватный диск со слабым раствором перекиси розовеет. Я выплевываю его в раковину и кладу новый. Сейчас я напоминаю собаку, которой так жарко, что она не может заставить себя закрыть рот.
Кладбище насекомых в подвесном потолке делает свет в ванной как будто покрытым мелкой рябью. Тысяча молоточков колотят мне прямо в виски. Я чувствую себя актрисой, хорошо вживающейся в роль. Возможно, даже каскадером. Ни одна искусственная кровь не будет выглядеть настолько отталкивающе. У меня болит голова.
Мне нужно обезболивающее.

И ты говоришь мне:
Резать себя не больно. Голова на плечах - это больно.

@темы: Пара слов о моих странностях, Небо выше, Did you forget to take your meds?

22:52 

#23

Я - часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо. (Гёте, "Фауст")
Из старого.

Не-на-ви-жу поминки.
Странно как-то - как-то отмечать день, когда человек умер.
Христианская это традиция, вроде. Но ведь по-христиански думать, что бабушка живет теперь там, на небесах. И какое ей удовольствие доставит смотреть, как люди отмечают день её смерти? Черный день? День, когда её не стало? Ставят на ней окончательный крест? Лучше бы её День рождения отмечали, ей-Богу. Это бы наверняка обрадовало её. Подчеркнуло бы не то, что её нет, а то, что она была. И нам бы напоминало - она с нами, она нас любит.
Или родственники пытаются ещё раз подчеркнуть, что мы помним её?..
Я бабушку и так помню, каждый день. И все помнят. А если они делают поминки для тех, чтоб напомнить тому, кто уже не помнит - то на кой черт ей память тех, кому она не была важна?...
В конце концов, когда отмечается День рождения умершего - как-то... Усиливается ощущение, что он ещё с нами, присутствует. Вот я бабушку как-то чувствую, знаю, что есть она. А поминки - это как удар по голове кувалдой, мол, забудь уже, дура.
Не понимаю поминок и не пойму никогда, и в завещании обязательно напишу, чтобы не справляли их по мне после моей смерти.

@темы: Небо выше

16:17 

#22

Я - часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо. (Гёте, "Фауст")
Новый тег: Небо выше
"Небо выше" - это название книги, которую мне не судьба дописать. Она настолько трогает мою душу, настолько задевает струны моей души, что я не могу создавать ее, не пребывая в состоянии депрессии и потери реальности. Может, когда-то я закончу ее. Но сейчас эти слова - то, что описывает мои творческие чувства. Теплые слова, мягкие слова. Под этим тегом будут любые мои письменные прозаические зарисовки, имеющие или не имеющие связь с моей реальной жизнью (но чаще все же не имеющие). Это - моя душа.

Доверишь ли ты кому-то свои слезы? Позволишь ли кому-то опустить твою голову на свои колени, гладить твои лохматые волосы и шептать, что все будет хорошо?
Я знаю, что вряд ли получу это в ответ. Но, в очередной раз глядя в буквы на мониторе, блуждая по ним взглядом, читая твою боль, я так мечтаю оказаться рядом с тобой, прижать к себе и не отпускать, пока горечь не отпустит тебя.
Милый мой.
Есть ли кто-то рядом, кто чувствует жар твоей кожи? Кто ощущает твою душевную болезнь так же остро, как я? Кто запускает ладонь в твои волосы? А может, он ничего не чувствует, но просто делает это, потому что так принято?
Милый мой.
Я сама заболеваю самой болезненной, пронизывающей горечью, зная, что ты сейчас один. Что твоя мечта далека от тебя, а путь так тернист. И сейчас тот случай, когда руки нельзя опускать именно мне, потому что ты можешь сделать это в любой момент.
Я просто хочу быть ближе.
Что бы ни случилось, я лишь прошу тебя продолжать верить. Как бы тебе не хотелось броситься в объятия к случайному человеку и рассказать, что у тебя на душе, не доверяй никому своих слез.
Никто не переполнен таким рьяным желанием зализывать твои раны.
Не доверяй никому своих слез, и, клянусь, однажды потраченный тобою кусочек души я замещу кусочком своей. Замещу сполна.

@темы: Небо выше

Battle for the Sun

главная